Предисловие книги: Авторское право / Займовский С.Г. - М.: Фемида, 1911. - 79 c. – репринтная копия

Предисловие

 

   Вопрос о пересмотра наших законов об авторском прав (по терминологии X тома, ч. I, прилож. к ст. 420 — «право собственности на произведения наук, словесности, художеств и искусств»), устарелость и недостаточность которых неизбежно давала себя чувствовать, имеет довольно длинную официальную давность. Еще тридцать лет тому назад, когда учреждалась Редакционная Комиссия по составлению Проекта гражданского уложения, в одну из задач ей был вменен и пересмотр постановления об авторском праве. Далее мнением Государственного Совета, Высочайше утвержденным 29 дек. 1897 г., Редакционной Комиссии было определенно поручено представить, независимо от составления общего проекта Гражд. Уложения, предположения о литературной, музыкальной и художественной собственности. Но лишь внешние обстоятельства дали последний и решительный толчок к пересмотру наших законов об авторском правь: в 1902—04 гг., когда подготовлялись торговые договоры России с Германией, Францией и Австро-Венгрией, правительства этих трех стран, под давлением общественного мнения, главным же образом — книгопродавцев и издателей, добились от Российского правительства принципиального согласия на заключение конвенции о взаимной охран авторских прав. И так как главным мотивом требований названных держав было желание оградить права своих подданных на исключительный перевод их произведений в России, наше же внутреннее законодательство признавало полную свободу переводов, то оказалось необходимым внести соответственное изменение в наши законы. По Высочайшему повелению от 23 сент. 1905 г. проект постановлены об авторском праве, внесенный Редакционной Комиссией в Государств. Совет, был передан министру юстиции, который переработал его заметно в дух германского закона об автор. праве и внес в Государственную Думу. Законопроект был начать обсуждением в Дум в весеннюю сессию 1909 года и после различных перипетий стал законом 20 марта 1911 года.

   Сравнительно с прежними узаконениями новый закон представляет немало важных отличий. Так, он расширяет круг объектов авторского права, относя к ним музыкальные импровизации, а также произведения фотографические и им подобные (ст. 1). Он расширяет также круг субъектов авторск. права, распространяя свою защиту и на тех русских подданных, которые издают свои произведения заграницей, хотя бы правопреемниками их были иностранцы (ст. 4). Он нормирует издательский договор, что очень важно в виду неясности взаимоотношений между авторами и издателями по старому праву. Он дает авторам моральную защиту, запрещая издателю вносить без согласия автора изменения в приобретенное у последнего произведение (Ст. 70). Он предоставляет суду большую свободу в оценке нарушений авторского права и понесенного при этом автором ущерба (Ст. 23). Он дает защиту авторам драматических произведений, воспрещая самовольное исполнение таковых (ст. 47). Он уничтожает прежнюю систему механического определения законности заимствования, в сущности не дававшую автору никакой защиты от плагиаторов. Он вносит совершенно новый принцип в порядок наследования по закону (ст. 6). Но важнейшей особенностью нового закона является отмена свободы переводов произведений, изданных в России (ст. 33), по ст. 35 открывающая путь, при посредстве конвенций, и к ограничению свободы переводить в России сочинения, изданные иностранцами на иностранных языках заграницей. При обилии выходящих в России переводов и живом интерес русской читающей публики к течениям зарубежной мысли это нововведение закона 20 марта, вероятно, даст себя почувствовать наиболее реальным образом, отразившись, едва ли благоприятно, на цене книги. В виду неизбежно предстоящего заключения литературных конвенций между Россией и иностранными державами заинтересованным лицам полезно ознакомиться с содержанием приложенной здесь Бернской конвенции, принятой 16-ю странами. Сопоставление ее норм с нормами закона 20 марта и с сроками действия авторского права в главнейших культурных странах дает возможность a priori установить круг иностранных произведений, могущих во всяком случае и при конвенциях, быть изданными в русских переводах без ограничений.

 

С. З.