Предисловие книги: Германский закон 30 мая 1908 года о страховом договоре. Перевод с немецкого / Пер. под ред.: Шершеневич Г.Ф. - С.-Пб.: Изд. Бр. Башмаковых, 1909. - 54 c. – репринтная копия

   За последнее десятилетие на Западе замечается необыкновенное оживление законодательной деятельности в области цивилистики. После Германии, в которой на рубеже XIX и XX веков вступает в действие новое гражданское уложение, Швейцария выпустила свое гражданское уложение, замечательное по содержанию и по технике. Не сегодня, завтра закончена будет в Австрии работа по обновлению гражданского уложения 1811 года. Наконец, Франция, издавшая за последнее время ряд законов, не вполне отвечающих духу Code Napoleon, сознает необходимость пересмотра этого для своего времени образцового произведения.

   Еще большую энергию проявляет западный законодатель в специальной области цивилистики, в торговом праве. Не смотря на вступление в действие нового торгового уложения одновременно с гражданским, Германия за последнее время издает закон за законом, обновляя вексельное, чековое, биржевое, страховое право. Примеру Германии следуют другие, и даже Англия, все более переходящая от обычного к законодательному источнику. Причина оживления ясна. В той острой борьбе за мировой рынок, которой охвачены все современные страны, приходится учитывать каждый шанс победы. Правильная борьба возможна лишь при условии точной коммерческой калькуляции, которая определяется не только стоимостью сырого продукта, издержками производства, но и расчетом возможных потерь при юридических спорах с другими хозяйствами. Коммерсант должен принять в соображение, сколько он не дополучить с своих клиентов, и получит ли вообще — это возможные потери, которые приходится накинуть на цену товара. Чем определеннее нормы права, чем яснее для каждого коммерсанта, что он может требовать с других, и что может требовать с него самого, тем точнее его расчеты. А там, где 1/2 к. на единице играет огромную роль при конкуренции массами, там юридическая точность отношений имеет выдающееся значение. Вот почему западные правительства, стремясь обеспечить успех борьбы за своими подданными, — независимо уже от соображения о значении права для укрепления внутренней связи в общества — торопятся приспособлять торговое законодательство к требованиям дня.

   Отражением этого движения является появление страховых законов: в Германии — 30 мая 1908, в Швейцарии — 2 апреля 1908, в Англии — 10 декабря 1906 (морское страхование). В Австрии проект страхового закона совершенно закончен и к зиме должен появиться. Франция опубликовала уже свой, наименее, удачный, проект. Это показывает, какое огромное значение придается страховому законодательству в настоящий момент.

   С чувством глубокого прискорбия обращается взор русского юриста от этой оживленной законодательной деятельности на Западе к полному замиранью ее в России. С каждым годом мы не только не нагоняем соседей, а отстаем все больше, потому что они идут непрерывно, а мы топчемся на одном месте. И нет надежды на близкое обновление нашего гражданского и торгового законодательства. А между тем торговый мир стонет от неопределенности юридических отношений, от основанной на ней неисполнительности должников, от построения всех коммерческих расчетов на одном только «авось»...

   Знакомство с образцами иностранного законодательства, особенно германского, в виду тесных торговых связей между Германией и Россией, нельзя не признать полезным как для коммерсантов, так и для юристов. Новый германский страховой закон не останется без влияния на нашу страховую практику, которая всегда приспособляла свои полисы к германским образцам (Гамбургские правила!). Настоящий перевод, предлагаемый, публики, явился результатом семинария по страховому праву, который я вел в 1908 — 1909 в Московском университете. Перевод принадлежит моим молодым товарищам и сотрудникам, которые выполнили его соединенными силами.

   Германский закон 30 мая 1908 года выделяется рядом характерных черт. Во-первых, он чрезвычайно детален, — это почти целый кодекс. Законодатель старался предусмотреть всевозможные случаи, давая страхователю возможность высчитать все последствия страхового договора. Во-вторых закон отличается необыкновенною выдержанностью стиля и терминологии; только юрист в состоянии оценить всю трудность, но в то же время и всю важность этой стороны нового закона. В-третьих, закон проникнут тем новым социальным духом, который становится господствующим в гражданском законодательстве не только Германии, но и Франции. Закон берет под свое покровительство страхователя, как слабейшего контрагента, закон налагает свою руку на мнимую свободу договора и устанавливает ряд положений, от которых не допускает никаких отступление под предлогом соглашения: Страховое законодательство принимает тот характер, который уже давно носит железнодорожное законодательство. Эта специальная сторона германского страхового закона невольно вызывает на грустное сравнение его с теми статьями нашего проекта гражданского уложения, которые посвящены страховому договору...

   Перевод нового закона представил не мало затруднение. Наш юридический язык не имеет той выдержанности, какая свойственна германскому, и потому пришлось не раз прибегать к описательной форме нам, где в оригинале термин, а от этого утрачивается стильность закона. Новый закон ввел несколько терминов, которые непередаваемы пока по-русски. Таковы Versicherungsfall, Geschaftsgebuhr и даже Schadensversicherung.

   Пользуюсь случаем выразить моим участникам семинария благодарность за их сотрудничество, выразившееся в ряде ценных рефератов, из которых некоторые уже появились в печати, а также в настоящем переводе.

 

Проф. Г. Шершвневич.

12 августа 1909.