Предисловие книги: Государственный строй Англии. Конституционная монархия / Игнатов И.Н. - М.: Изд. Т-ва И.Д. Сытина, 1917. - 52 c. – репринтная копия

ВВЕДЕНИЕ.

 

   С давних пор уже Англия вырабатывает свои законы при помощи народных представителей. Много столетий назад выборные от граждан съезжались вместе, раздумывали над тем, что нужно для государства, обсуждали, сколько денег надо собирать для государственных нужд, на что их надо расходовать и т.д. Во главе страны стоял король; он имел большую власть. Но если надо было собрать деньги с обывателей для расходов на нужды государства (напр., на содержание войска), это могли решить только собравшиеся вместе представители народа, т.е. выбранные обывателями люди. Такое управление началось в Англии очень давно.

   Мы видели, как составляются законы во Франции, как выбираются для этого народные представители, как обсуждают они все, что нужно для их страны, как следят за тем, чтобы министры с точностью исполняли их постановления и т.д. Все это там существуете недавно. Немногим более ста лет прошло с тех пор, как народ стал принимать более или менее близкое участие в управлении Францией.

   Англия допустила народ до выработки законов на многие столетия раньше. Уже более шестисот лет назад (в 1295 году) при короле Эдуарде I были собраны народные представители в такое собрание, с которого потом стали брать пример и в других странах.

   Народы растут и крепнут, как дети. Ребенок, пока он не вырос и не набрался ума и опытности охотно исполняет приказания старших. Ему и в голову не приходит, что он может рассудить своим умом и поступить, может быть, не так, как ему велят. Случается, что он капризничает и упрямится и отказывается исполнить приказание старших; но скоро он угомоняется и после капризов подчиняется опять воле старших. И это потому, что он еще слаб и неопытен и не может положиться на свои силы; без опытности и распоряжения старших он, действительно, не может жить, действительно, не знает, что ему полезно, что вредно. Но проходят годы, ребенок вырастает и опека старших ему уже не нужна: он может вполне положиться на свои силы и поступать по своему разумению.

   Так же растут и народы. Неразвитый, незнающий, темный народ предоставляет другим думать за него. Ему приказывают, и он слушается. Для него издают законы, правила, которым он подчиняется, над ним ставят начальников, которым он беспрекословно повинуется. Его не спрашивают, нравятся ли ему эти правила, согласен он или нет с приказаниями начальников. Как ребенок, он живет не своим умом, а умом «старших>. Случается, что он капризничает и упрямится, как ребенок. Начинаются недовольства, возникают беспорядки. Они происходят от того, что народ чувствует негодность каких-нибудь распоряжений, чувствует, что ему плохо. Но как исправить это плохое состояние? Как сделать, чтобы стало лучше? Он не всегда знает: он темен, невежествен и не имеет понятия, как устраивались и устраиваются другие в его положении. И потому вслед за беспорядками продолжается та же подчиненная жизнь, та же беззаботность о том, как сделать лучше свое существование.

   Но вот и он подрастает. Народ развивается и начинает обдумывать свое положение. Жить постоянно на помочах, чужим умом и чужими приказаниями ему не представляется возможным. Как и взрослый человек, он хочет сам заботиться о себе, сам устраивать свою жизнь, обдумывать свое положение и средства, какими можно ее исправить. Тогда меняется способ управления страной, меняются законы; происходит перемена в самом способе издания законов. Народ уже не считается слишком глупым, чтобы самому не различить, как лучше устроить свою жизнь: его зовут вырабатывать законы, обсуждать, что нужно для страны. Для этого ему предлагают избрать людей, которых он считает годными и способными к этому делу. Их посылает он в «палату», обсуждающую законы, как посылали наши русские обыватели своих представителей в Государственную Думу и пошлют в Учредительное Собрание.

   Англия раньше всех других стран призвала для управления государством народных представителей. В то время, как в других государствах темный и несведущий народ не имел понятия о том, что такое законы; в то время, как Россия изнывала под властью татар, Англия управлялась на тех основаниях, на которых управляется теперь большинство европейских стран. Конечно, это не было совсем так, как теперь. Королевская власть была иная, народ весь не участвовал в выборах, и выборные не так хорошо знали, как лучше устроиться. Но все-таки они принимали участие в управлении. Они знали, сколько денег понадобится в нынешнем году на то, чтобы содержать войско, чтобы платить чиновникам и т.д. Они обсуждали, нужно ли тратить столько денег, т.е. нужно ли собирать столько денег с населения (потому что иным путем денег на государственные нужды не достанешь). И случалось, что — когда король требовал для войны или для чего-нибудь другого слишком большие деньги, а народные представители находили это ненужным, — они отказывали в деньгах, и тогда, без утверждения народных представителей, этих денег собрать с населения уже нельзя было.

   Все государства, вводившая у себя представительный образ правления (т.е. управление страной при помощи народных представителей), следовали примеру и опыту Англии. Они исправили или улучшили то, что казалось им недостаточно хорошим в Англии; они изменили в этом правлении недостатки, указанные опытом, кое-где ввели они перемены, необходимые потому, что их страна поставлена не в те условия, как Англия. Но основа представительных учреждений Европы заимствована из Англии.

   Не сразу английский парламент (т.е. собрание народных представителей) сделался таким, каким мы его видим в настоящее время. Сотни лет он менялся и совершенствовался. Он должен был применяться к тому, что делалось в стране. Между королем и народными представителями не раз возникали раздоры. Взрослый человек, привыкший приказывать мальчику, обыкновенно не сразу соглашается признать в прежнем мальчике взрослого человека. Иногда малому уже давно пора жениться, иногда у него уже есть дети, а с ним по старой привычке все обращаются, как с мальчиком. И тогда он поневоле начинает отвечать на такое обращение дерзостями. Так было и с английскими представителями и их королями. Между королями и парламентом, т.е. представителями народа, была долгая вражда, происходили пререкания и ссоры из-за того, что короли хотели править ими так, как будто представители народа не были способны понимать, что им нужно, и как лучше сделать для государства. Парламент считал, что он состоит из взрослых людей, которые могут понимать нужды государства, и в ответ на требования короля отвечал другими требованиями и отказом давать деньги. Происходили ссоры, которые после долгих перемен привели, наконец, к тому, что представители народа победили.

   Сам народ становился развитее и опытнее; менялось народное хозяйство, увеличивалась промышленность. Все это должно было влиять и на то учреждение, которое издавало законы, и оно менялось. К тому же опыт указывал на недостатки, введенные в первые времена в парламент, и по указаниям опыта пришлось менять многое в английской конституции (т.е. в тех законах, на основании которых управляется страна).

   Так, меняясь и улучшаясь, английское управление страной сделалось тем, что оно представляет из себя теперь. Многие изменения не внесены в писанную конституцию, в писанные законы управления страной. Но они существуют, как обычай, и свято исполняются. Поэтому между писанной конституцией и тем, что в действительности делается в Англии, есть большая разница. Мы будем дальше говорить лишь о том, что есть теперь на самом деле, и как вырабатывает свои законы Англия.

   Так же, как во Франции и в Италии, английский парламент состоит из двух палат: нижней палаты, в которой заседают выборные из народа и которая называется палатой общин, и верхней или палатой лордов; так же, как в Италии, во главе страны стоит король. Но парламент в Англии имеет еще большую власть, чем во Франции и в Италии. Он может постановить все, что угодно, может изменить, переделать и даже совершенно отменить ныне существующую конституцию и на место ее дать новую. Вся власть в его руках. Сделать это он может, конечно, только в том случае, если на то будет желание страны, желание народа, пославшего своих представителей в парламент. С желаниями избирателей, т.е. народа, выбравшего депутатов в палату общин, парламент всегда считается, и потому ни одно важное изменение не делается, ни один существенный закон не издается, если они не сходятся с мнением большинства населения. Поэтому парламент и не меняет основ английской конституции.

   Не меняет он также и права, которыми с давних пор пользуются все английские граждане. Еще в 1215 году, почти 700 лет назад, английские граждане захотели обеспечить себя от произвольных насилий тех, кто поставлен у власти. До того времени дело обстояло таким образом.

   Предположим, что над каким-нибудь городом или деревней поставлен начальник, которому дана полная власть. Как и все люди, он может не одинаково хорошо относиться к другим людям: одних он любит, других не жалует. Может быть, он не любит одних за то, что они когда-то сделали ему какую-нибудь неприятность или просто были недостаточно почтительны. Если он мстительный и злой человек, и если закон не обеспечивает подчиненных от его нрава, то он может сделать много зла тем, кого не любит. Предположим, что в этом городе или в этой деревне совершено преступление — кража или убийство. Кто убил, кто украл, пока неизвестно. Но злой начальник, имеющий полную власть над свободой своих подчиненных, может из мести по одному подозрению арестовать и держать в тюрьме неприятного ему человека. Может пройти много времени, прежде чем найдется действительно виновный, а подозреваемый будет все сидеть в тюрьме, потому что поставленный над ним начальник имел полную возможность произвольно совершить над ним насилие.

   Если закон не ограничивает произвола начальства, то оно и без всякой злобы на кого-либо из обывателей может арестовывать и сажать их в тюрьмы, думая этим предотвратить преступления или принести пользу другим гражданам. Но для тех, кого несправедливо сажают в тюрьму или иным способом лишают свободы передвижения, такой произвол начальства, конечно, очень чувствителен: помимо того, что этим лишением свободы иногда расстраивается хозяйство, расстраивается здоровье, заточение в тюрьму нередко меняет взгляды окружающих на того, кто сидел в тюрьме, делая из честного человека преступника в глазах соседей.

   Так обстояло дело в Англии много-много лет назад. До поры до времени люди подчинялись этому порядку, не восставая против него и не требуя иных прав. Но неудачная война Англии с Францией подала повод к тому, чтобы жители изменили свое положение. Граждане взялись за оружие и потребовали от короля принятия закона, обеспечивавшего их свободу . 15 июня 1215 года был принять закон,  сделавшийся известным под названием Великой хартии вольностей.

   Этот закон ограждал английских граждан от произвола начальствующих лиц. Великая хартия вольностей постановляет, что ни один английский гражданин не может быть арестован, заключен в тюрьму, лишен собственности, изгнан или подвергнут какому бы то ни было наказанию иначе, как по суду равных ему людей и по точному закону государства. Стало - быть, для того, чтобы арестовать человека, уже недостаточно простого приказания начальствующего лица. Равные обвиняемому люди должны были сказать, действительно ли есть обстоятельства, обвиняющие подозреваемого человека, действительно ли существуют основания для заключения его в тюрьму. Он мог быть уверен, что ни злоба, ни месть, ни легкомысленное отношение не могут повлиять на решение этих людей относительно его участи. Ошибка, конечно, могла быть, но несколько человек, призванных для того, чтобы честно, серьезно и спокойно произнести свое суждение о виновности или невиновности подозреваемая, во всяком случае реже могут ошибиться, чем вспыльчивый начальник, от произвола которого зависит судьба обвиняемого.

   Вместе с законом, ограждающим англичан от произвола начальства и обеспечивающим их свободу, Великая хартия вольностей дала гражданам еще одно право. Оно вошло в жизнь не сразу, но потом оно сделалось одним из оснований английской конституции. Это — право граждан собираться для обсуждения и утверждения налогов. На расходы государства нужны деньги. Откуда их взять? Как мы уже объясняли в первом выпуске, эти деньги дают жители. Каждый из них облагается известным налогом, и из взносов каждого образуется та сумма денег, которая называется государственными доходом. Право назначения налогов и обложения жителей прежде принадлежало королю. Великая хартия вольностей изменила дело. Основательнее оно было изменено позднее, в 1297 году, когда было установлено, что ни один налог не может быть назначен без утверждения парламента (т.е. представителей населения, которые платят налоги), никакие подати не могут быть взысканы, если парламента не разрешит их собирать.

   Кроме указанных прав, Великая хартия вольностей давала жителям некоторые другие права. Часть этих прав потеряла теперь всякое значение вследствие того, что жизнь совершенно изменилась. Тогда они имели для граждан большую важность, и, чтобы обеспечить правильное их соблюдение, в Великую хартию вольностей было внесено еще одно право жителей, право следить за тем, чтобы хартия не нарушалась. Из числа жителей выбирались 25 человек, которые должны были следить за точным соблюдением хартии. Если они замечали нарушение, они указывали на это королю, и нарушение должно было быть исправлено в течете 40 дней. Если в это время оно не исправлялось, то 25 надсмотрщикам предоставлялось право отнять у короля все его имущество и прибегнуть к другим способам взыскания за нарушение закона.

   Несмотря на это, короли пытались избавиться от стеснительного для них влияния Великой хартии. Ее пробовали ограничивать и нарушать, но граждане возвращались к требованию своих прав. В разных видах, под другими названиями, — Великая хартия опять подтверждалась, и в конце концов англичане уже давно пользуются той свободой и теми правами, которые добыты другими народами много позднее. Можно сказать, что во всем, что касается прав граждан на распоряжение своей судьбой, англичане являются первыми учителями других народов. Английский народ был уже взрослым, когда другие народы оставались еще малолетними детьми, не решавшимися управляться по законам, выработанным ими самими. Но нередко бывает, что хорошие ученики обгоняют учителя. По некоторым вопросам другие народы, заимствовавшее свой государственный строй из Англии, обогнали ее. Кое-что исправлено, переделано, совершенно перестроено. Кое-что, оставшееся в Англии от старых времен, не принято государствами, взявшими с Англии пример управления страной при помощи парламента. Кое-что постепенно поправляется и в самой Англии. Нам легче будет понять способ, которым в Англии вырабатываются и приводятся в исполнение законы, если мы будем сравнивать его с тем, что из первого выпуска знаем о Франции.

   Так же, как во Франции, главное участие в выработке законов принимают народные представители, т.е. выбранные народом для этой цели люди. Посмотрим, как они выбираются, каковы их занятия, что делается с теми решениями, которые они принимают, и т.д.