Предисловие книги: Значение вины в обязательствах из причинения вреда / Шварц Х. - М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1939. - 64 с. – репринтная копия

ВВЕДЕНИЕ

 

  Категория вины относится к фундаментальным юридическим категориям. Выяснить ее место и значение в советской правовой системе невозможно без всестороннего учета тех особенностей, которые характеризуют положение человека в социалистическом обществе.

  Принцип вины известен и буржуазному праву, однако там содержание этого принципа и его действительное значение как основания ответственности определяются совсем иначе, чем в советском праве.

  В «Святом семействе» великие основоположники научного коммунизма Маркс и Энгельс писали:

  «...Если человек несвободен в материалистическом смысле, т.е. если он свободен не вследствие отрицательной силы избегать того или другого, а вследствие положительной силы проявлять свою истинную индивидуальность, то должно не наказывать преступления отдельных лиц, а уничтожить антисоциальные источники преступления и предоставить каждому необходимый общественный простор для его существенных жизненных проявлений...»

  В буржуазном обществе человек, которого призывают к ответственности за совершенное им правонарушение, как правило, вправе ответить на бросаемый ему упрек в виновном поведении: «Non mea culpa, sed temporum». В обществе, построенном на эксплуатации человека человеком, где подавляющее большинство людей фактически, а во многих отношениях и юридически, не свободно, — там обоснование ответственности началом вины в большинстве случаев нужно трактовать не иначе, как лицемерие или глупость.

  В социалистическом обществе, в Союзе Советских Социалистических Республик, победа социализма изменила все стороны общественной и личной жизни человека.

  В суровой классовой борьбе с агентурой свергнутых и ликвидированных классов, в борьбе с троцкистско-бухаринскими и буржуазно-нацоналистическими агентами иностранных разведок наш советский народ, руководимый партией Ленина—Сталина, продолжает работу по коммунистическому воспитанию граждан нашего общества, по выкорчевыванию последних остатков капитализма в сознании людей. Но то, что уже достигнута, — а достигнуто гигантски много, — позволяет говорить о принципиально противоположном положении человека у нас и в капиталистическом обществе, о принципиально новом характере взаимоотношений людей в социалистическом обществе.

  В капиталистическом обществе трудящиеся подавлены гнетом эксплуатации, политическим гнетом господствующих классов, национальным гнетом, — там человек, не свободен. В беседе с Рой Говардом товарищ Сталин следующим образом выразил мысль об отсутствии свободы у рабочего в капиталистическом обществе, даже самом «демократическом»:

  «...Мне трудно представить себе, какая может быть «личная свобода» у безработного,- который ходит голодным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется только там, где уничтожена эксплуатация, где нет угнетения одних людей другими, где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая другая свобода».

  У нас, в стране социализма, человек подлинно свободен. У нас отсутствует эксплуатация, нет антагонистических классов. Деятельность гражданина социалистического общества выступает как деятельность свободного человека, направленная на осуществление поставленных им целей.

  Это положение человека в социалистическом обществе вполне закономерно обосновывает возможность порицания того, кто не использует всех благ нашего общественного строя, обеспечивающего каждому гражданину честную трудовую жизнь, и кто уклоняется от линии поведения, достойной человека социалистического общества. Тому, кто сознательно совершает правонарушение в социалистическом обществе, резонно бросить упрек в виновности.

  Только исходя из того положения, которое занимает человек в социалистическом обществе, мы можем определить самое содержание категории вины.

  Проблема вины и тесно связанная с нею проблема определения того уровня поведения, отступление от которого должно рассматриваться как основание привлечения к ответственности, в свете Великой Сталинской Конституции приобретает исключительное значение. Статья 130 Сталинской Конституции, трактующая об обязанностях гражданина СССР, гласит: «Каждый гражданин СССР обязан соблюдать Конституцию Союза Советских Социалистических Республик, исполнять законы, блюсти дисциплину труда, честно относиться к общественному долгу, уважать правила социалистического общежития».

  Статья 131 Конституции СССР говорит об обязанностях гражданина по отношению к общественной социалистической собственности. Она не ограничивается строгим осуждением покушения на общественную социалистическую собственность. Она требует большего, а именно активного воспрепятствия расхищению этой собственности, активной деятельности по ее укреплению. Конституция гласит: «...гражданин СССР обязан беречь и укреплять общественную, социалистическую собственность...». Подобные нормы в буржуазных конституциях не могут найти себе места. Для буржуазной конституции провозглашение священности- буржуазной частной собственности сопровождается лишь отрицательно выраженным требованием, адресованным к гражданам: «не укради». От гражданина социалистического общества, которому предоставлены величайшие права, общество вправе требовать большего, — активного укрепления и активного оберегания священной общественной социалистической собственности.

  Для советского социалистического права вопрос о виновности или невиновности привлекаемого к ответственности никогда не был и не мог быть безразличным. Об этом свидетельствуют наш закон и наша судебная практика. Враги народа из школки Пашуканиса с вредительской целью насаждали «теорию» о буржуазном характере принципа вины, о его чуждости духу советского права. В результате вредительской деятельности «цивилистов» пашуканианского толка это представление о вине проникло в сознание некоторых практиков и горе-теоретиков, отличительными чертами которых являются политическая слепота и неспособность к подлинна научному творчеству. Одно время на страницах нашей юридической печати как нечто само собой разумеющееся и бесспорное, излагалась версия о господстве в нашем праве принципа причинения. Версия эта стала как бы communis opinio doctorum.

  Первой задачей предпринятой нами работы является разоблачение буржуазной природы той концепции причинения, которая представлялась лжемарксистами, подвизавшимися на страницах советской юридической печати как специфически советская концепция ответственности.

  Задача разоблачения лженаучной, антимарксистской теории причинения представляет собой дело значительной важности с точки зрения потребностей науки социалистического права. Однако, несмотря на всю важность этой задачи, мы не считаем возможным в настоящей работе ограничиться только ею.

  Вторая задача работы заключается в том, чтобы, исходя из учения Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина, из анализа закона и судебной практики, положительно сформулировать ответ на вопрос о природе советской системы гражданской ответственности, о принципе, лежащем в основе этой системы. Для выполнения этой задачи мы ставим себе целью вскрыть внутреннее содержание, принимаемого нами за основу ответственности, принципа вины.

  Указанные задачи настоящей работы должны быть решены, во-первых, с точки зрения действующего закона и, во-вторых, с точки зрения целесообразного построения проектируемого закона. Только такой подход к решению поставленных нами задач способен помочь в достижении необходимых результатов и избавить нас от той путаницы, которая часто встречается в работах на юридические темы, когда в них нет четких граней между нормами действующего права (de lege lata) и обсуждением желательного построения нормативного регулирования в будущем законе (de lege ferenda).