Предисловие книги: Государственный строй Японии / Александров Б.А. - М.: Сов. законодательство, 1935. - 115 с. – репринтная копия

    От издательства.

   

    Неравномерное развитие капитализма нашло свое едва ли не наиболее яркое выражение в японском империалистическом государстве, так сильно выросшем в несколько десятилетий из небольшой полуколониальной феодальной страны.

    Запоздалое развитие капитализма в Японии оставило свой отпечаток как на своеобразном соотношении классовых сил в стране, так и на формах государственного устройства.

    В Японии, наряду с бурно развившимся монополистическим капитализмом, мы наблюдаем большие феодальные пережитки, играющие далеко не последнюю роль в деятельности японского империализма.

    Японская монархия, как бюрократическая организация, была создана в целях наиболее полного сочетания интересов феодалов и новой, буржуазии, для постепенного перевода феодализма на капиталистические рельсы.

    Мировая империалистическая война (1914—1918) в значительной степени способствовала развитию финансового капитала, одновременно обостряя внутренние противоречия в стране.

    Это своеобразие задач японской монархии определяет известную, подчас весьма большую независимость и самостоятельность бюрократического государственного аппарата, несмотря на то, что в конечном счете этот аппарат целиком и полностью осуществляет диктатуру господствующих классов.

    «Первое, из чего необходимо исходить при оценке конкретного положения в Японии, - это характер и удельный вес монархии. Создавшаяся в Японии после 1868 г. абсолютная монархия при всех изменениях своей политики удержала за собой всю полноту власти, все время расширяя свой бюрократический аппарат насилия и угнетения трудящихся классов. Опираясь главным образом на феодальный паразитический класс помещиков, с одной стороны, и на быстро обогащающуюся хищническую буржуазию, с другой стороны, находясь в теснейшем постоянном блоке с верхушками этих классов и довольно гибко представляя интересы обоих классов, японская монархия в то же время сохраняет свою самостоятельность, относительно крупную роль и свой абсолютный характер, лишь прикрываемый лжеконституционными формами. Отстаивая свою власть и доходы, монархическая бюрократия направляет все свои силы на сохранение в стране наиболее реакционного полицейского режима, на сохранение всего самого варварского в экономике и политической жизни страны. Монархия — главный оплот политической реакции и всех пережитков феодализма в стране. Монархический государственный аппарат составляет твердый костяк существующей диктатуры эксплуататорских классов, разгром которого необходимо рассматривать как первую из основных задач революции в Японии».

    Помещичье землевладение, полуфеодальный) и феодальный строй в деревне, связывавшие развитие сельского хозяйства, привели его в настоящее время к глубокому упадку, а широкие крестьянские массы — к полному обнищанию.

    В лице своей военщины японский империализм, кучка магнатов финансового капитала бешено готовят вооруженные силы для дальнейшего колониального грабежа, для борьбы с другими империалистическими странами, за новый передел мира. Близкое соседство Союза советских социалистических республик, огромная территория и богатства нашей страны не дают покоя японским империалистическим хищникам.

   Японская военщина играет особую роль в управлении страной, имея относительную самостоятельность и оказывая давление на государственный аппарат.

    «В Японии и России, — писал в свое время Ленин монополия военной силы, необъятной территории или особого удобства грабить инородцев, Китай и пр. отчасти восполняет, отчасти заменяет монополию современного новейшего финансового капитала»

    Японская демократия, существующая наряду с «законом об опасных мыслях», еще в меньшей мере чем демократия западноевропейская обеспечивает те формальные «свободы», за которыми скрывается кровавая диктатура господствующих классов. Современный кризис и вызванное им глубокое разорение и обнищание широких слоев мелкой и средней буржуазии города и деревни, резкое ухудшение и без того нетерпимого материального положения рабочего класса привели к революционизированию масс и широкому развертыванию работы компартии Японии в условиях кровавого террора и подполья.

    Даже куцая формальная демократия становится опасной для японского финансового капитала  Он создает ряд фашистских организаций, существующих наряду с абсолютной монархией, для которой парламентаризм — это фиговый листок, прикрывающий диктатуру финансового капитала и помещиков

    Книга т. Александрова, не ставящая себе целью полное и глубокое освещение всей экономической и политической жизни Японии, дает достаточное общее представление об ее государственном устройстве.

    Помещаемая нами в виде приложения к этой книге, заимствованная из газеты «Правда» от 20 марта 1935 г, справка о партиях, политических деятелях и печати Японии является кратким, но очень ценным материалом для уяснения вопроса о том, кто в настоящее время персонально воплощает правящую верхушку японской государственной системы.