Предисловие книги: Законы Ману: Перевод с санскритского / Пер.: С.Д. Эльманович. – С.-Пб.: Типо-лит. Н.И. Евстифеева, 1913. – 309 с. - репринтная копия

ПРЕДИСЛОВИЕ        Цель настоящего труда дать русской читающей публике возможность познакомиться в переводе с одним из

ПРЕДИСЛОВИЕ

      Цель настоящего труда дать русской читающей публике возможность познакомиться в переводе с одним из замечательнейших и древнейших памятников юридической литературы. Памятник этот - Законы Ману; в европейской литературе он стал известен с конца XVIII столетия, когда в Индии англичане положили начало своему владычеству. Англичане же первые перевели этот памятник на английский язык и сделали его достоянием европейской науки. Написан он на классическом санскрите, языке, который одно время в науке считался прародителем всех языков индоевропейской семьи. Памятник этот, который и по настоящее время служит основанием индийского права, по-санскритски носит заглавие Манавадхармашастра, что буквально обозначает «Книга законов Ману». «Но это, по словам Л. Делоншана, не кодекс в обыкновенном смысле слова, под которым разумеется вообще свод постановлений, исключительно определяющих отношения людей между собою и наказания, коих заслуживают разные преступления. Это именно, как понимали древние народы, книга Закона, обнимающая все то, что определяет религиозный и гражданский быт человека. Действительно, кроме предметов, о которых обыкновенно говорится в кодексах, Законы Ману содержат в себе систему космогонии, метафизические идеи, предписания, определяющие поведение человека в разные периоды его существования, многочисленные правила, касающиеся религиозных обязанностей, церемоний культа, благочестивых обрядов и искупления грехов, правила очищения и воздержания, положения о нравственности, сведения из политики, военного искусства и торговли, изложение наказаний и наград после смерти, равно как различные переселения души и средства достигнуть блаженства».
      В Законах Ману мы находим рельефное отражение своеобразного религиозного, философского, государственного, общественного, семейного и бытового миросозерцания древних индийцев. Чтобы придать этим Законам большее значение, предание индийцев приписывало им божественное происхождение и почти вечное существование, относя их ко времени мифологического Ману, родоначальника арийцев. Сначала, по преданию, эти Законы состояли из ста тысяч шлок или двустиший, в 24 главах; затем они были сокращены до 12-ти, потом до 4-х тысяч, до нас дошло 2685 шлок. Изучение же ведийских памятников санскритской литературы, начавшееся с половины прошлого столетия, показало, что нынешняя стихотворная редакция Законов Ману обработана, как полагает английский санскритолог А. Бернелль, между I веком до Р. Хр. и V в. по Р. Хр. Источником для них послужили раньше существовавшие у индусов разные руководства к закону (дхармасутра), изложенные, главным образом, прозою. Вероятно, в одной из ведийских школ, объяснявшей Веды и принявшей имя Ману, Законы эти вылились в настоящую форму. Как памятник глубокой древности и притом имевший большой практическое применение в жизни, Законы Ману среди самих индусов вызвали многих комментаторов. Из таких комментаторов известны: юрист Медхатитхи (вероятно IX в. по Р. Хр.), Говиндараджа (между XI и VI вв.), Нараяна (XV в.), Куллука (вероятно XVI в.), Рагхавананда (XVI в.) и позже Нанданачарья. Из европейских санскритологов полнее всего исследовал труды этих комментаторов известный санскритолог Г. Бюлер, ганноверский уроженец, проведший двадцать лет (1866-1886) на английской службе в Индии.
      Свой перевод Законов Ману мы сделали по парижскому изданию Л. Делоншана, 1830 г., с теми разночтениями, которые приняты Бюлером при его английском переводе, Оксфорд, 1886 года. При переводе мы поступали таким образом: сначала читали санскритский текст и переводили его на русский язык, затем сравнивали русский перевод с французским и английскими переводами Джонса и Бюлера и, наконец, устанавливали русскую редакцию. Слова в тексте перевода, поставленные, по примеру европейских переводчиков, в скобках, заимствованы большею частью из объяснений туземных комментаторов и вызваны необходимостью более ясной передачи мысли текста. В примечаниях мы не делали ссылок на авторов, откуда заимствованы эти примечания. Большинство их принадлежит индийским комментаторам, отрывки из которых приведены при английском переводе Бюлера. При объяснении некоторых мест санскритского текста мы также пользовались учеными трудами Л. Делоншана, Г. Гельмольта и наших известных санскритологов Коссовича, Минаева и С.К. Булича.
      Чтобы дать русскому читателю возможность хотя немного ориентироваться в истории богатой санскритской литературы, мы нашли нелишним предпослать статью К. Кельнера «Об индийской семье языков», помещенную в виде предисловия в его сравнительной грамматике на немецком языке, а в заключение приложить алфавитный указатель некоторых собственных имен и технических названий, упоминаемых в тексте Законов.